Вам есть что рассказать ↓

У вас есть информация об интересном событии в авиации России, которым вы бы хотели поделиться с читателями нашего сайта? У вас есть такая возможность... Подробнее →

Советский ас Иван Кожедуб, две стороны одной медали

Советский ас Иван Кожедуб

Часть 1. Сторона несекретная.

Иван Никитович Кожедуб родился 8 июня 1920 года в селе Ображеевка Шосткинского района Сумской области в семье простого сельского труженика.

Отец воспитывал в строгости маленького Ивана, с детства приучал к труду. Братья Яков, Александр и Григорий, батрачили у зажиточных людей, принося в конце сезона домой скудные гроши и продукты. Да и сам Иван вынужден был зарабатывать в детстве, когда отец устроил его подпаском. Судьба была благосклонна к нему с детских лет и хранила его на протяжении всей его жизни.

Еще в детстве, как вспоминал сам Иван Никитович, в своей книге «Верность Отчизне»,

мог погибнуть, утонув в Десне. Ребята в разлив отправились на лодке на дальний остров и вечером, при сильном ветре, возвращались в село. Порывом ветра лодку развернуло поперек волны и перевернуло. Оказавшись в холодной воде, дети поплыли к дереву, оказавшемуся неподалеку и выбрались на ветки. К ночи, спасшиеся начали замерзать и, друг Вани Андрейка утонул. Да и самого Ваню сдуло с ветки ветром, когда он, обессилев, не смог держаться. Упав в воду, Ваня сразу пошел ко дну.

Чудо его спасения было в том, что в это время как раз подошла помощь на баркасе, где бы брат Вани Александр. Он успел заметить, куда упал будущий советский воздушный снайпер и, нырнув, спас его. В тот день маленький Иван пережил первую тяжелую утрату в своей жизни. А сколько еще судьба ему готовила...

С детства Ваня увлекался спортом, это и упражнения на турнике и тяжелая атлетика – гиревой спорт. Отец часто ругал Ивана за изрытый гирями двор. В результате этих занятий, будущий защитник Отечества развил в себе великолепный вестибулярный аппарат и выносливость.

В школе, Ваня увлекался рисованием и много рисовал, что развивало глазомер, зрительную память будущего аса. Пробовал писать маслом.

Как все в жизни незаметно пролетело детство. Закончив семилетку, Иван поступил в школу рабочей молодежи, где работая библиотекарем, запоем читал не только художественные книги, но и техническую литературу. Прошло еще два года и, по совету отца, Иван поступил в Шосткинский техникум, на химико-технологическое отделение. Домой ходить было далеко и, Кожедуб переселился в общежитие при техникуме. Только мать не хотела расставаться с младшим сыном.

В один из выходных с тяжелым чувством на душе Иван возвращался из техникума на выходные домой. На пороге дома его встречал отец. Мать Ивана, подорвавшая силы на тяжелых работах в людях, тяжело заболела и на все уговоры поехать в больницу, отвечала отказом. Пришло время возвращаться в техникум. Иван не хотел идти, видимо предчувствуя беду, но мать уговорила его возвращаться. До поздней ночи Кожедуб просидел за книгами, упрекая себя за то, что не настоял на том, чтобы мама легла в больницу, а на рассвете его разбудил брат Яков. Увидев заплаканное лицо старшего брата, Иван сразу все понял.

Овдовев, Никита Кожедуб тоже перебрался в Шостку, в общежитие при заводе и часто приходил в гости к сыну.

О первой своей встрече с самолетом, лучше меня расскажет сам Иван Никитович Кожедуб:

«... однажды днем, играя в кегли, я услышал рокот мотора: на небольшой высоте пролетал самолет. Впервые я увидел его так близко. Два пассажира, сидевшие сзади , помахали нам руками. Машина быстро скрылась за холмом.

Вот бы подняться, посмотреть сверху на Десну, на наши просторные края.

Перед самым отъездом, я узнал, что можно полететь: пассажиров катали за плату, но было уже поздно. Да и самолет, откровенно говоря, внушал мне не только любопытство, но и робость. Я даже признался себе, что, пожалуй, и не отважился бы полететь. И решил про себя, что летному делу научиться трудно, а летчики, должно быть, люди сказочно смелые: подумать только - в воздух поднимаются, делают такие перелеты! И ни на секунду тогда не возникла у меня мысль посвятить свою жизнь авиации».
(Иван Кожедуб. «Верность отчизне»).

Следующий шаг к своей судьбе Иван сделал после войны у озера Хасан, летом 1938 года. Вот тогда-то Иван и вспомнил свою недавнюю встречу с учениками техникума, которые поступили в аэроклуб. Они приходили в техникум тренироваться на спортивных снарядах. При последующей встрече с ними Иван задал вопрос, как подать документы в аэроклуб, на что получил мало обнадеживающий ответ, документы подавать поздно, занятия уже начались. Но Иван все-таки рискнул и, поступил в аэроклуб, дав слово догнать сокурсников по теории, до начала летной практики. Он догнал группу, более того, был одним из первых учлетов в группе.

Трудно приходилось успевать везде будущему герою. Иван учился в аэроклубе, не забывая о техникуме, ведь летать всю жизнь, он еще не решил.

Первое время приходилось таиться от отца. Кожедуб вспоминает, как однажды спросил: «А что, тату, если бы я летать выучился?» ("тату"- по-украински означает "папа").

На что отец замахал руками: «Куда тебе за журавлем в небе гоняться?!»

Но таиться Иван смог только до летних каникул в техникуме. Чуть свет собирался в Шостку на аэродром, на полеты. Так и узнал отец об увлечении сына, но, уже привыкнув к его самостоятельности, пороть героя не стал.

В том же 1939 году Кожедуб решил связать свою судьбу с истребительной авиацией, встретив своего земляка, который приехал в отпуск на родину. Молодые пилоты увлеченно слушали рассказы выпускника их аэроклуба, с завистью рассматривая военную форму. Конечно, в те времена у летчиков была особая шикарная форма. Все войсковые офицеры ходили в гимнастерках, а летчики носили рубашки с галстуками и кителя.

В январе 1940 года Кожедуба вызвали в Чугуевскую школу военных летчиков. По приказу Народного комиссара обороны СССР С. К. Тимошенко № 0362 от 22 декабря 1940 г. "Об изменении порядка прохождения службы младшим и средним начальствующим составом ВВС Красной Армии", Иван Кожедуб успешно закончил осенью 1940 года. Он ожидал распределения. Как и все его однокашники, готовился служить на западной границе, куда отправили весь выпуск того года, но командование распорядилось иначе. Как один из лучших курсантов сержант Кожедуб был оставлен инструктором в училище.

23 февраля 1941 года ему было присвоено звание старшего сержанта.

Война застала Ивана Никитовича на должности инструктора. С первых дней войны Кожедуб заваливает начальство рапортами с просьбой об отправке на фронт, но начальство непреклонно. «Ваш долг – готовить пилотов для Красной армии. Фронт несет большие потери».

В конце 1941 года училище перевели в город Чимкент, в Казахстан. Там в ускоренном режиме ковались кадры для фронта. Кожедуб продолжает осаждать начальство рапортами, на которые получает отрицательные ответы и даже, нагоняи. Продолжает готовить пилотов для фронта.

До них доходили газеты с фронта и в некоторых, были заметки о подвигах их товарищей, бывших курсантов, инструкторов из училища. Скромные труженики тылового аэродрома завидовали своим друзьям, бившим врага над просторами Родины.

Наконец, осенью 1942 года Ивана Никитовича отправили на фронт. В Москве Иван узнал, что одному из его лучших курсантов, Вячеславу Башкирову, присвоено звание Героя Советского Союза. Кожедуб гордится учеником и возможно, рад за себя. Если ученик превзошел учителя – лучшая оценка педагогу, как профессионалу.

Кожедуб был зачислен в 240-й истребительный авиаполк, которым командовал майор Солдатенко. Полк понес тяжелые потери в боях под Сталинградом и, находился на укомплектовании. В Горьком, полк переучивался на новые истребители Ла-5. Новые самолеты только-только стали поступать на фронт и, уже снискали себе славу в Сталинградский битве.

В запасном полку Иван продолжает учиться, изучает новую материальную часть, проходит тренировочные полеты, изучает трофейные Ме-109, зарисовывая их силуэты и изучая уязвимые места.

Наконец в январе 1943 года Кожедуб получает новый Ла-5, за номером 75 из эскадрильи имени Валерия Чкалова. Но он недоволен первой машиной. Самолет оснащен пятью баками – несколько тяжеловат.

Ла-5

В марте 1943 года Кожедуб провел свой первый воздушный бой. В паре со своим ведущим, Кожедуб должен был охранять свой аэродром. С самого начала все пошло наперекосяк. Кожедуб при взлете потерял из виду самолет ведущего и остался в воздухе один. Сделав несколько кругов, Иван увидел приближающиеся самолеты, похожие силуэтом на бомбардировщики Пе-2.

Иван вовремя вспомнил правило истребителя – Не опознав самолет, считай его самолетом противника. Взрывы на земле убедили Кожедуба в точности правила.

Беда была в том, что пока он разбирался, кто перед ним Ме-110 начали атаку аэродрома. Кожедуб приготовился атаковать противника, снял пушки с предохранителей, но тут вспомнил еще одно правило – «перед атакой убедись, не атакуют ли тебя». Оглянулся – к нему шел самолет с белым коком винта. Пока думал кто это, свой или чужой, «белый кок» открыл огонь. Сзади раздался треск, в кабине пахнуло гарью. Спасло Ивана то, что в кабину попал осколочно-фугасный снаряд, а не бронебойный. Ме-109 насели на него плотно, вот-вот добьют, но тут открыла огонь зенитная артиллерия и, «мессеры» отвалили. Ла-5 Кожедуба также попал под огонь своих и, получил еще несколько пробоин. Большого труда Ивану стоило посадить изрешеченный самолет. После посадки насчитали более пятидесяти пробоин.

Теперь Иван летал от случая к случаю.

После первого неудачного боя, его вообще хотели перевести в наземную службу. Потерял ведущего, позволил противнику бомбить аэродром, сам чуть не погиб и самолет надолго попал в ремонт. Машина за номером 75 долго простояла в ремонте.

С нее сняли два бака, для боя он не годился и, Иван иногда летал связным. Все время он учился бить врага, рисовал схемы, изучал опыт прославленных пилотов, таких как А. И. Покрышкин.

Формулу боя Покрышкина: «Высота – скорость – маневр - огонь», Иван записал в свой фронтовой блокнот. Там же, рисовал схемы, силуэты самолетов противника, чтобы в будущем не терять время на опознание самолета. Он хорошо усвоил урок, преподанный ему немцами.

Шли «бои местного значения», но и в этих боях полк терял людей. Погиб ведущий Кожедуба Вано Габуния, таранив самолет противника, командир эскадрильи Гавриш. 14 апреля 1943 года, во время налета, погиб командир полка майор Солдатенко.

К лету в полк прибыло пополнение. Кожедуб был назначен на должность заместителя командира эскадрильи. К нему в пару был назначен Василий Мухин.

Новая пара приняла свой первый бой в июле 1943 года на Курской дуге 6 июля 1943 года. Полк получил приказ прикрывать наземные войска. Над передним краем группа, в которой была пара Кожедуб – Мухин, встретилась с большой группой бомбардировщиков Ю-87.

Завязался ожесточенный бой. В воздухе перемешались свои и чужие самолеты. Очередью из пушек Иван заставил Ме-109 отвернуть от самолета комэска Семенова.

Бомбардировщики встали в оборонительный круг. Прошло несколько минут и, Кожедуб вышел на линию открытия огня. Заработали пушки, но «лаптежник» не падает. Иван продолжает стрелять. Юнкерс начал маневрировать. Забыв обо всем, Иван продолжает атаку, решив, что если не собьет врага – будет таранить, как это сделал его погибший ведущий Вано Габуния. Почти в упор Кожедуб всаживает во врага длинную очередь. Самолет запылал и упал.

На радостях Иван закричал ведомому: «Вася! Одного кокнул!»

Посмотрел по сторонам, и, увидел, как от него отваливает «мессер», за которым погнался Мухин.

Команда комэска «Сбор». Но Кожедуб видит еще одну группу юнкерсов, докладывает командиру, но тот продолжает собирать группу. Тогда Иван решает атаковать врага силами своей пары. Пристроился в хвост к крайнему Ю-87, в упор открывает огонь, но пушки молчат. Стреляя длинными очередями, Иван расстрелял весь свой боезапас. Командует Мухину атаковать, сам имитирует атаки. Юнкерсы уходят, а пара на пределе горючего вернулась на свой аэродром.

Иван Никитович вспоминал в своей книге, как во время доклада о проведенном бое, командир эскадрильи строго отчитал его за отрыв от группы.

«Вот как?! За сбитым гоняешься. В такой обстановке нельзя быть несдержанным и неосмотрительным. Собьют в миг. Ну, все же, поздравляю с первым сбитым.

С 10 июля Кожедуб временно исполняет обязанности комэска, вместо получившего ранение Семенова.

23 июля 1943 года Кожедуб получил свой первый орден Боевого Красного знамени.

В сентябре 1943 года Иван получил долгожданные вести из дома. Из письма отца он узнал, что брат Яков с первых дней в боях, Григория угнали в рабство фашисты, а брат Сашко, трудится в тылу на Урале.

Потекли обычные для него будни войны. По нескольку раз в день, вылетали наши летчики на выполнение заданий.

30 сентября 1943 года. Группа Кожедуба вылетела на прикрытие наземных войск. На подходе к линии фронта, Иван был атакован парой немецких охотников. Вовремя заменив их, он резко развернулся, не успев подать команду своим. В лобовой атаке, немцы открыли огонь. В самолете, сзади, раздался треск и, противники разошлись на встречных курсах. Маневр Кожедуба был настолько быстрым, что бойцы его группы, увидев охотников, выходящих из атаки, посчитали, что Иван сбит и погнались за немцами, горя желанием мести. Иван остался один в районе прикрытия. На все приказы Ивана по радиосвязи – никакой реакции. Прошло некоторое время и, группа Кожедуба вернулась, но прошла мимо в сторону своей базы, не заметив своего командира. А потом появились немцы и, Кожедуб один принял бой. Со всех сторон, на пределе машины, Иван атаковал Ю-87. Он заставил-таки их, прекратить бомбометание и поставил в оборонительный круг. Но немцы не уходили, а горючее таяло. Нужно было сбить хоть кого-то. Иван, наконец, выбрал одного и в упор расстрелял. Увидев объятого пламенем, падающего собрата «лаптежники» беспорядочно отбомбились и стали уходить. На парах топлива Кожедуб вернулся домой.

Еще один день, о котором, Иван Никитович вспоминает особо.

12 октября 1943 года.

В третий раз он тогда, повел свою эскадрилью на прикрытие войск. У линии фронта встретили большую группу вражеских бомбардировщиков. Сходу атаковали и разогнали, но с земли поступил приказ догонять и добивать противника. Истребители помчались вдогонку расстреливать беззащитные Ю–87.

Этот бой лучше описать словами самого Ивана Никитовича.

«Начинаю атаковать его сверху – он так прижался к земле, что снизу не подойдешь. Стрелок ожесточенно отстреливается, но пулеметные трассы летят мимо. Длинная очередь и бомбардировщик вспыхивает.

Взмываю над пылающим бомбардировщиком. Раздается невнятный звук – любой удар о самолет слышишь, несмотря на гул мотора. Слышу испуганный голос Васи Мухина: «Батя, ты горишь!»

Быстро осматриваю левую плоскость – тут все в порядке. Посмотрел вправо - из бензобака выбивается огненная струя. Холодок пробежал по спине: да я и в самом деле горю! Пока не поздно надо прыгать с парашютом. Быстро открываю фонарь. Отстегиваю привязные ремни. И вдруг вспоминаю – внизу враг».
(Иван Кожедуб. «Верность Отчизне»).

Иван принимает решение пылающим самолетом таранить наземную цель. Но продолжает бороться за жизнь – пытается сбить пламя скольжением. Ничего не получалось. Внизу он заметил скопление вражеской техники и, перевел самолет в пикирование...

Разные источники, рассказывают об этом случае по-разному. Поэтому, я думаю, будет правильно, рассказать окончание этого случая словами самого Ивана Никитовича.

«... Направляю самолет прямо на них. Стремительно вырастает земля. Еще осталась надежда, что можно сорвать пламя, если резко задеру нос самолета. Выхватываю самолет прямо над головами оторопевших немцев. И слышу радостный голос ведомого:

- Батя, пламя сорвано! Живем!
(Там же).

В этот день судьба пощадила его, в очередной раз.

Перелетев линию фронта, Кожедуб хотел снова покинуть самолет, но не смог – стало жаль машину. Он очень любил свои самолеты. Всегда отождествлял их с живыми существами. И ни разу за всю войну, не покинул машину.

4 февраля 1944 года друзья поздравляли Ивана с присвоением ему высокого звания Героя Советского Союза. К тому времени личный счет Кожедуба перевалил за 30 сбитых вражеских машин.

В мае 1944 года, когда полк Ивана Кожедуба уже вел бои над Румынией, Иван получил приказ, перегнать на свой аэродром, из города Бельцы, новый самолет. Прибыв на место, Кожедуб узнал, что Ла-5 ФН, за номером 14, имени Героя Советского Союза подполковника Н. Конева, командование авиасоединения решило передать ему.

Колхозник Конев Василий Викторович – отец погибшего в боях за Родину Героя, на личные сбережения приобрел самолет и попросил передать его лучшему летчику. Им бы признан Иван Кожедуб.

Советский ас Иван Кожедуб на фоне именного самолета им. Конева В. В.

Воевать на такой машине было не просто почетно, но и опасно. Немецкие асы прекрасно понимали, что на таких самолетах, летают не простые летчики. Очень часто атаковали Ивана, увидев надписи на бортах, но верный ведомый всегда надежно прикрывал командира. В паре с Мухиным, как вспоминал Иван Никитович, он мог не опасаться за свой хвост.

И за надежность ведомого платил сполна. Большого уважения стоят его скупые воспоминания:

«... Осматриваюсь. Вижу – Мухин в выгодном положении. Передаю по радио: «Вася! Бей его! Прикрываю!..».

Или: «... Вася, берем в клещи крайнего!» (В этом бою пара сбила «Хейнкель-111», который был записан на счет Мухина).

И сам Героем был и, давал возможность стать Героями другим.

В один из дней 44-го года, на аэродром 240-го истребительного авиаполка приземлилась группа самолетов. По аэродрому разнеслось: «Покрышкин, Покрышкин!». Иван хотел подойти и познакомиться с прославленным асом, но постеснялся, а пока колебался, самолеты Покрышкина улетели. Только после войны Иван вновь увидел Славного летчика в академии им. М. В. Фрунзе. Возможно встречался он с ним и при подготовке к Параду Победы.

Летом 1944 года Кожедуба вызвали в Москву. Там и узнал Кожедуб, о своем новом назначении, в 176-й Гвардейский истребительный авиационный полк .

Всю ночь Иван не спал, пытался найти слова, чтобы не покидать родной полк, но генерал Шацкий, посочувствовав, остался непреклонен. Выразил свое понимание ситуации, но приказы сверху не обсуждают, их выполняют.

На знакомом запасном аэродроме, где Иван был еще несмышленым, неопытным пилотом, его узнали и поздравили с успехами. Пришлось Ивану Никитовичу переучиваться на новый самолет Ла-7. Полк воздушных охотников, где ему предстояло воевать, летал именно на этих машинах.

19 августа Иван узнал о награждении А. И. Покрышкина третьей медалью «Золотая Звезда». А его самого, поздравляли с присвоением звания Дважды Героя. Кожедуб к тому времени сбил 45 фашистских самолетов.

С конца августа 1944 года Кожедуб приступает к обязанностям заместителя командира полка. Полк выполняет задачи по воздушной охоте, укомплектован опытными пилотами, имеющими большой налет часов и богатый боевой опыт. Прошли те времена, когда наше небо защищали желторотые птенцы, подготовленные по ускоренному курсу взлет-посадка. Теперь, молодых пилотов, если позволяла обстановка, вводили в бой постепенно.

Ла-7

А в полку Кожедуба были поистине опытные летчики. Самолеты в полку имели особую окраску - серые с красным носом и белым килем. Ивану за ночь перекрасили машину под стать другим. Так, на машине с бортовым номером 27, Кожедуб летал до конца войны.

В своих воспоминаниях, Иван Никитович очень скупо рассказывает о своих сбитых. Все сводится к простым фразам: «... вижу противника, атакую, сбиваю...» и, никаких красочных описаний. Период службы в 176-м ГИАП, Кожедуб больше описывает подвиги своих однополчан, видя в своих вылетах обычные трудовые будни.

19 февраля 1945 года. Кожедуб в паре с Дмитрием Титаренко вылетел на охоту. В районе Франкфурта, на высоте 3500 метров, они увидели одиночный самолет, идущий на высокой скорости. Выжав все до предела из своего «лавочкина», Кожедубу удалось приблизиться к неизвестной машине. Это был реактивный Ме-262. По данным разведки, с которыми пилотов знакомили, эти самолеты были принципиально новыми и опасными в бою. Немец летел, не особо заботясь о безопасности – надеялся на высокую скорость. Постепенно сближалась советская пара с реактивным истребителем.

Зная характер Титаренко, Кожедуб просит: «Дима, не торопись!»

Но в самолет противника полетели трассы, и немец начал отворачивать с линии огня. Расстояние между Кожедубом и Ме-262 резко сократилось, что позволило советскому асу логично завершить атаку. После меткой очереди, самолет Ме-262, разваливаясь на части, упал на землю.

Последних двух фашистов Кожедуб сбил 17 апреля в районе Берлина. Это были «Фоке-вульф-190». Это был его последний воздушный бой в той войне.

В конце весны 1945 года Иван Никитович, по приказу командования, вылетел в Москву.

Часть 2. Секретная жизнь Ивана Кожедуба.

В последнее время, сняты многие грифы секретности. Несекретной информацией стали и некоторые случаи, произошедшие с ним в последний период войны.

В предисловии Н.Г. Бодрихина к книге И.Н. Кожедуба «Верность Отчизне» более поздних изданий, приводятся интересные факты о воздушном бое Кожедуба с американцами. Я процитирую:

«Как рассказывал мне сам Иван Никитович, 17 апреля 1945 года, встретив в воздухе «Летающие крепости» союзников, он заградительной очередью отогнал от них пару «мессершмиттов», но через секунду сам был атакован американскими истребителями прикрытия.

«Кому огня? Мне?!"- с возмущением вспоминал Кожедуб полвека спустя. Очередь была длинной, с большой, в километр, дистанции, с яркими, в отличие от наших и немецких, трассирующими снарядами. Из-за большого расстояния было видно, как конец очереди загибается вниз. Я перевернулся и, быстро сблизившись, атаковал крайнего американца (по количеству истребителей в эскорте я уже понял, кто это) в фюзеляже у него что-то взорвалось, он сильно запарил и пошел со снижением в сторону наших войск. Полупетлей выполнив боевой разворот, с перевернутого положения, я атаковал следующего. Мои снаряды легли очень удачно, самолет взорвался в воздухе.

Когда напряжение боя спало, настроение у меня было совсем не победным, я ведь уже успел разглядеть белые звезды на крыльях и фюзеляжах. «Устроят мне... по первое число», думал я, сажая машину. Но все обошлось. В кабине «Мустанга», приземлившегося на нашей территории, сидел здоровенный негр. На вопрос подоспевших к нему ребят, кто его сбил (вернее, когда этот вопрос сумели перевести), он отвечал: «Фокке-Вульф» с красным носом... Не думаю, что он тогда подыгрывал; не научились еще тогда союзники смотреть в оба...

Когда проявили пленки ФКП (фотокинопулемета), главные моменты боя оказались зафиксированы на них очень четко. Пленки смотрело и командование полка, и дивизии, и корпуса. Командир дивизии Савицкий, в оперативное подчинение которому мы тогда входили, после просмотра сказал: «Эти победы в - в счет будущей войны». А Павел Федорович Чупиков, наш комполка, вскоре отдал мне эти пленки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай».

Это было одно из нескольких боевых столкновений советской и американской авиации, случавшихся в 1944-1945 годах...» (Интернет-газета «Центразия» № 18 от 13 мая 2004 года.)

Еще один знаменательный бой провел Иван Никитович перед Днем Победы 6 мая, когда в советскую зону вошла группа «летающих крепостей» с самолетами прикрытия. Советские летчики предупредили американцев трассерами, но те продолжали лететь, отвечая огнем пулеметов. Тогда пришло время Кожедуба. За двадцать минут боя он вогнал в землю три непобедимых «крепости».

Звезды рисовать, однако, не разрешили и тогда, но воевать с американцами пришлось. Теперь это было на Дальнем Востоке, где дивизия 64ВВВВ¬го авиакорпуса, вместе со своим командиром генерал-майором Кожедубом, воевала в Корее. Хотя, и без «фюзеляжных звездочек» известно, что там не долетели до своих баз 264 американских пилота... (Виктор Анисимов. Статья «Как Кожедуб американцев сбивал». Газета «Наше Дело» от 13 октября 2007 года). До последнего времени, мы все могли узнать о боевом пути Ивана Кожедуба.

Итак, за время Великой Отечественной войны, Иван Никитович Кожедуб совершил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев, сбив 62 фашистских самолета. Неплохой счет. Цитата из газеты Радиоголос России: «Историки говорят, что Иван Кожедуб сбил гораздо больше самолётов, чем значится в официальных источниках. Дело в том, что он не записывал на свой счет вражескую машину, если сам не видел, как она упала на землю. "А вдруг, он до своих дотянет?", - объяснял летчик однополчанам...» (Газета «Радиоголос России»).

24 июня 1945 года И. Н. Кожедуб пронес по Красной площади знамя одного из полков в строю сводного полка Первого Украинского фронта.

Летом 1945 года, после Парада Победы, Иван Никитович был направлен в Военную академию им. М. В. Фрунзе. Как вспоминает в своей книге Владимир Лавриненков в своей книге «Без войны», Кожедуб «сбежал» в Академию ВВС в Монино.

Г.Кисловодск. Поздним вечером ноября 1950 года за Кожедубом, отдыхавшем в местном санатории пришли два офицера МГБ и дали несколько минут на сборы.

В обкоме партии по правительственной связи получает приказ командующего ВВС московского округа В. И. Сталина прибыть в Москву. «Есть работа, а Ваня отдыхает...».

В обстановке секретности, под фамилией Крылов Кожедуб 10 месяцев командует 324-й истребительной авиадивизией в Северной Корее.

12 апреля 1951 года кожедубовцы провели свой первый воздушный бой над рекой Ялуцзян. Истребители защищали стратегически важный мост через реку. На мост шли 40 американских бомбардировщиков под прикрытием около100 истребителей.

Кожедуб поднял в воздух все 50 Миг-15. Иль грудь в крестах, или голова в кустах. Однополчанин Ивана Никитовича, Сергей Крамаренко вспоминает: «Всего упало на землю 12 бомбардировщиков и 5 истребителей. 120 летчиков были взяты в плен китайцами и корейцами. Сам Кожедуб в этом бою не участвовал.

Но неужели азартный трижды Герой Советского союза мог спокойно усидеть на земле?

Вылетать на боевые задания ему строжайше запрещено. В.И.Сталин еще в Москве ему сказал: «Ты, хорош, тут воевать своими методами», рассказывает Николай Бодрихин в фильме Сергея Медведева «Тайны века. Две войны Ивана Кожедуба».

Ассамблея ООН признала Северную Корею агрессором и, любая военная помощь ей, была вне закона. Если бы Кожедуба сбили, мог случиться сильнейший международный скандал, а войска ООН, могли бы начать боевые действия против СССР.

И все же Иван Никитович сделал несколько боевых вылетов.

Весь фильм я пересказывать не хочу. Лишь закончу этот эпизод из жизни Кожедуба тем, что повторю слова автора фильма Сергея Медведева: «Позднее китайские друзья Ивана Никитовича, под большим секретом рассказали сыну советского аса, что тот, за время своего пребывания в Корее дописал на свой «американский счет» еще 17 самолетов противника».

Иван Кожедуб в старости

Умер Иван Никитович Кожедуб у себя на даче 8 августа 1991 года, от сердечного приступа. А еще через несколько дней перестала существовать его Отчизна, верность которой он хранил всю свою славную жизнь.

Этот самолет еще помнит смрадный запах фоккеров

Этот самолет еще помнит смрадный запах "фоккеров".



Материалы, использованные в этой статье:

1.И. Н. Кожедуб. Верность Отчизне.

2. Статья Юрия Нерсесова «Американский счет майора Кожедуба» из интернет-газеты «Центразия» № 18 от 13 мая 2004 года.

3. Газета «Радиоголос России».

4. Фильм «Две войны Ивана Кожедуба». Из цикла Тайны века с Сергеем Медведевым.

5. Газета «Наше Дело» от 13 октября 2007 года


Автор: Сергей Быков.

Комментарии ↓
Сладан
05.02.2017 в 15:24 Ответить

Зачем же надо было исковеркать и обинвалидить так безобразно мою статью про ИВАНА НИКИТОВИЧА?!!!. Взялся разместить - так размести уже полностью. Ну добавь что-то новое..., ну не пиши автора... Надеюсь, что ради понимания, как переделать предложения в оригинале, хотя бы до конца отштудировал мемуары самого Кожедуба.

Я не в обиде. Ведь главное же привлечь внимание не с себе, как ты и сделал, а к таким ВЕЛИКИМ ЛЮДЯМ как КОЖЕДУБ ИВАН НИКИТОВИЧ. Наше небытиё - капля моря по сравнению с их мудрым опытом и профессионализмом. НЕ на том строишь себе памятник \"ручкотворный\"...

Добавить комментарий:

Последние новости ↓
10-12-2013
В Псковской области поставят памятник Су-2

В Псковской области поставят памятник Су-2

Су-2 – это бомбардировщик времен Великой Отечественной войны. Именно его макет будет установлен в качестве памятника в городе Гдов Псковской области на территории Рощи памяти у бывшего аэродрома Смуравьево.

10-12-2013
Американцы забыли пассажира в самолете

Американцы забыли пассажира в самолете

Очень необычный инцидент произошел на днях в США. Там, одна из авиакомпаний просто забыла пассажира в одном из своих самолетов после осуществления посадки.

09-12-2013
Сенаторы США не оставляют в покое Ми-17

Сенаторы США не оставляют в покое Ми-17

Представители американского Сената (законодательный орган власти в США) никак не могут успокоиться по поводу того, что Пентагон (Министерство обороны США) закупило у России 63 вертолета типа Ми-117, потратив на это почти миллиард долларов.

09-12-2013
Минобороны получило первый Ан-148

Минобороны получило первый Ан-148

Министерство обороны РФ получило первый самолет типа Ан-148-100Е, изготовленный на Воронежском авиационном заводе ВАСО. Тем самым началось исполнение контракта, подписанного в мае текущего года между производителем и военным ведомством.

09-12-2013
Изобретен новый движитель для летательных аппаратов - Вращающееся разворачивающееся крыло

Здравствуйте!

Сразу хочу сказать, что поверить в это сложно, почти невозможно во всём виноват стереотип, но попытаюсь изложить это понятно и аргументировать конкретными испытаниями.

07-12-2013
Правительство согласилось на иностранных пилотов

Правительство согласилось на иностранных пилотов

Правительство Российской Федерации одобрило законопроект, подготовленный Министерством транспорта, и касающийся разрешения трудоустройства в российские авиакомпании пилотов – иностранных граждан.

07-12-2013
За дебоширов возьмется ICAO

За дебоширов возьмется ICAO

Международная организация гражданской авиации (ICAO) решила более серьезно подойти в вопросу борьбы с проявлениями воздушного хулиганства.